ОДНА СТРАНА — ОДНА КНИГА 2020

 «Акция «Одна страна – одна книга». Рекомендательный список литературы / ГКУ “Централизованная библиотечная система города Павлодара». Информационно-библиографический отдел. — Павлодар, 2020. — 18 с.

Слово к читателю!

Сознавая, что именно чтение воздействует на человека многообразно и активно и выполняет важную функцию в становлении и формировании личности человека, рассматривая поддержку чтения, как одну из приоритетных задач развития общества, Национальная академическая библиотека предлагает ежегодно осуществлять акцию «Одна страна – одна книга» в Казахстане.

Цель акции: поддержка и развитие читательской культуры, сохранение историко-культурного и духовного наследия, бережное отношение к родному языку.

Задачи:

— поддержка и развитие читательского интереса к национальной литературе;

— привлечение к проблемам чтения внимания ученых, специалистов, государственных и общественных деятелей;

— привлечение потенциальных читателей;

— повышение заинтересованности книгоиздательских организаций в издании книг казахстанских авторов;

— интеграция казахстанских авторов в мировой литературный процесс.

Содержание акции: прочтение и обсуждение одной книги всей страной в одно и то же время, проведение разнообразных мероприятий, посвященных этой книге.

Выбор книги для проведения акции происходит путем выявления пожеланий граждан, учреждений, организаций, учебных заведений через анкетирование, опрос по телефону, устный опрос.

Форма, проводимых мероприятий во время Акции, может быть самой разной: классные часы, литературные вечера, обсуждение, демонстрация и обсуждение фильмов по книге, встречи с писателями, актерами, телемарафоны, заседания клубов, инсценировки, спектакли.

В Казахстане, республиканская акция «Одна страна — одна книга», проводится с 2007 года по инициативе Национальной академической библиотеки РК и Библиотечной ассоциации РК при поддержке Министерства культуры и информации РК. Задача акции — популяризация казахской литературы, повышение интереса общества к чтению, развитие исследовательского интереса к изучению литературного наследия Казахстана, а также способствовать интеллектуально-духовному развитию подрастающего поколения.

Главными книгами 2020 года для всеобщего чтения в Казахстане признаны «Путь Абая» Мухтара Ауэзова и «Возвращение учителя» Ануара Алимжанова. Книги выбраны в рамках празднования 175-летнего юбилея Абая Кунанбаева и 1150-летнего Абу Насра аль-Фараби.

 

Мухтар Ауэзов «Путь Абая»

 Роман-эпопея «Путь Абая» Мухтара Ауэзова описывает жизнь классика казахской литературы, мыслителя, общественного деятеля Абая. Это первая эпопея, написанная на казахском языке. Главный герой романа — реальное историческое лицо, великий поэт, основоположник казахской письменной литературы, просветитель Абай Кунанбаев. Известный казахский ученый К.Сатпаев характеризовал это произведение как роман о жизни и судьбе казахского народа второй половины XIX века. В романе развернута панорама полной драматизма и противоречий народной жизни, быта и нравов кочевых и оседлых степняков конца XIX века, в полную силу показана широта и красота вольнолюбивой души казахского народа, его мечты о лучшем, его надежды и чаяния, его своеобразный духовный уклад, национальный характер.

 

Ануар Алимжанов «Возвращение учителя»

«Возвращение учителя» Ануара Алимжанова – повесть о скитаниях «Второго учителя» Абу Насра аль-Фараби. Книга была издана в 1979 году в Москве. В ней автор описывает душевное состояние, печальные воспоминания главного героя о навсегда потерянной кипчакской родине, а также рассказывает о скитаниях философа в поисках истины, столкновениях с властью во дворцах и темницах и о многом другом. Его произведение«Возвращение Учителя» переносит нас в эпоху средневековья. Место действия — города Средней Азии и Ближнего Востока. Здесь создавал свои трактаты и утопии главный герой повести Наср аль-Фараби, прозванный за глубокий ум и обширные знания Вторым Учителем (после Аристотеля). Следуя за мыслями своего героя, передавая самые тонкие оттенки его душевного состояния, писатель создает впечатляющий образ выдающегося ученого-просветителя.

         

Мухтар Омарханович Ауэзов (1897 – 1961)

родился 28 сентября 1897 году, в Семипалатинской области, (ныне Абайский район, Восточно-Казахстанская область). Советский казахский писатель, драматург и учёный. Лауреат  Ленинской (1959) и Сталинской премии первой степени (1949).

Академик АН Казахской ССР (1946), председатель Союза писателей Казахстана. Его двухтомный роман «Путь Абая» вошел в «Библиотеку всемирной литературы».

Семья Ауэзовых находилась в родстве с семьей казахского поэта Абая Кунанбаева, дед Мухтара Ауэз был другом и почитателем творчества Абая. В 1907 году после года учебы в медресе поступил в 5-классное городское русское училище в Семипалатинске на земскую стипендию Чингизской волости. В 1912-1913 году учебном году Мухтар с отличием закончил первый класс учительской семинарии, а завершил обучение в Семипалатинской учительской семинарии в 1919 году.

В межреволюционный период Мухтар Ауэзов стал активным членом казахской молодежной организации «Жанар», в числе прочего занимающейся помощью голодающему населению южного Казахстана. В 1918 году он вместе с Жусупбеком Аймауытовым издавал в Семипалатинске журнал «Абай». С 1 декабря 1919 года в Семипалатинске окончательно установилась Советская власть. В 1919 году Мухтар Ауэзов вступил в партию большевиков и продвинулся впоследствии по партийной линии до должности председателя Семипалатинского губисполкома и секретаря КазЦИКа в Оренбурге (тогда — столице Киргизской Автономной ССР), одновременно пробуя силы в драматургии и журналистике.

Осенью 1922 года за «нарушение партдисциплины» и «проявления национализма» Ауэзов был исключен из партии большевиков. Он оставил свой пост в Оренбурге и поступил вольнослушателем в Среднеазиатский Туркестанский университет в Ташкенте, сотрудничая в журнале «Шолпан».

Весной 1923 года Мухтар Ауэзов по предложению крупного этнографа, историка и фольклориста Абубакира Диваева, выпускника  Оренбургского кадетского корпуса, принимал участие в научной комиссии в Чингизскую волость Каркаралинского уезда «для сбора и приемки сохранившихся рукописей переводов работ ДрейпераЛьюиса, Спенсера» и оригинальных трудов Абая — философских заметок и стихов. Спутниками Ауэзова были бывшие известные алашординцы  Халел Досмухамедов и Магжан Жумабаев, впоследствии это сотрудничество послужило поводом для обвинения Ауэзова в причастности к «Алаш-Орде».

В октябре 1923 году поступил на филологическое отделение Ленинградского государственного университета. Осенью 1925 года снова поехал в Ленинград и окончил учебу в 1928 году. По окончании Ленинградского университета в августе 1928 года молодая семья переехала в Ташкент, здесь он поступил в аспирантуру Среднеазиатского университета.

В 1930 году Ауэзов был арестован по обвинению в связи с организацией молодых казахских писателей «Алка» и он провел 2,5 года в заключении. Выйдя на свободу, Ауэзов преподавал в вузах Алма-Аты, продолжая писать пьесы. Его друг и поэт  Ильяс Джансугуров советовал Ауэзову бросить политику и заняться исследованием творчества знаменитого родственника. И в 1933 году Ауэзов выпустил первое полное собрание стихов Абая «Абай Кунанбай-улы толык жинак» (латиницей) в Кзыл-Орде, готовил первое научное собрание произведений Абая, параллельно в Казахском музыкальном театре шли его пьесы.

К первому пленуму Союза писателей Казахстана, состоявшемуся в мае 1937 года, Ауэзов являл собой самую яркую фигуру на литературном небосклоне Казахстана. Но и самую преследуемую: по старой памяти его труды запрещались местными органами НКВД, изымались из библиотек, сам он был уволен с работы.

Он уехал в Москву и много сотрудничал с писателем Л. С. Соболевым. Они написали трагедию «Абай», научное исследование «Эпос и фольклор казахского народа», выпустили сборник «Песни казахского народа».

С началом войны Ауэзов вернулся в Казахстан, работал в Институте языка, литературы и истории КазФАН СССР, а чуть позже работал в Казахском научно-исследовательском институте культуры. В 1942 году выпустил первую книгу романа «Абай». В 1945 году, в год столетия Абая, Ауэзов написал либретто оперы «Абай», сценарий художественного кинофильма «Песни Абая», новый вариант биографии Абая и несколько статей о нем. В Москве вышла первая книга «Абай», его наградили орденом Трудового Красного Знамени. На следующий год он стал доктором филологических наук, профессором, академиком АН Казахской ССР. В 1947 году была опубликована вторая книга «Абай» на казахском языке, в 1948 году — обе книги на русском языке.

В 1947 году вышло Постановление ЦК Компартии Казахстана «О грубых политических ошибках в работе Института языка и литературы АН КазССР», писателя стали постоянно преследовать, не давая возможности спокойно работать. Однако это не помешало Мухтару Ауэзову в 1948 году стать лауреатом Сталинской премии: премия первой степени (100 тысяч рублей) была присуждена автору за роман «Абай», который впоследствии станет первой частью эпопеи «Путь Абая». В 1952 году вышли в свет первая книга «Путь Абая» на казахском языке и в том же году на страницах «Правды» вновь было выдвинуто обвинение в недостатке гражданской бдительности у Ауэзова. Статью «Правды» от 30 января 1953 года на следующий день перепечатала «Казахстанская правда». Профессор, академик М. О. Ауэзов был уволен за «буржуазно-националистические ошибки» из университета, выведен из коллектива авторов многотомной «Истории Казахской ССР». Он вновь вынужден, во избежание ареста, скрытно уехать в Москву и два года читает лекции по казахской литературе на кафедре литератур народов СССР МГУ.

В 1954 году в Москве он завершил тетралогию «Путь Абая», вошёл в состав редколлегий журналов «Иностранная литература» и «Дружба народов», выступил с докладом о творчестве Абая на торжественном собрании в Колонном зале Дома Союзов и триумфально вернулся в Алма-Ату, где был восстановлен во всех должностях.

В 1955 году избирался депутатом Верховного Совета КазССР IV созыва и начал совершать зарубежные поездки в составе литературных делегаций, одновременно работая над «Антологией казахской поэзии» и с переводчиками дилогии «Путь Абая».

В Дни казахской декады в Москве (1958 год) в центре внимания общественности были двухтомный роман-эпопея М. Ауэзова «Путь Абая», изданный на русском языке, солидная «Антология казахской поэзии» и мемуары Бауржана Момыш-улы «За нами Москва». В 1959 году за дилогию «Путь Абая» М. Ауэзову присуждена Ленинская премия, он был избран депутатом Верховного Совета Казахской ССР V созыва.

С группой советских писателей в 1960 году посетил США. По возвращении работал над циклами очерков «Американские впечатления» и над новым романом «Племя младое».

Летом 1961 года уехал в Москву на лечение. 27 июня 1961 года умер во время операции. Похоронен в Алма-Ате на Центральном кладбище.

 

Роман-эпопея «Путь Абая» имеет важное место в мировой славе Мухтара Ауэзова. Можно сказать, что все ранее написанные Ауэзовым произведения стали своего рода подготовкой для написания романа о великом акыне-писателе Абае Кунанбаеве. Этот роман стал содержанием жизни писателя.

Роман-эпопея состоит из двух книг. Каждая из них делится ещё на две книги. Первая книга эпопеи издана в 1942 году, а вторая — в 1956 году. Вообще, Мухтар Ауэзов мечтал создать серию больших романов о жизни казахского народа. Роман «Абай» является первым романом из этой серии. Каждый из романов, по-своему самостоятельный роман, но вместе с тем в каждом из них создаются великие шедевры определенного промежутка времени, века, истории народа.

Творческое открытие Мухтара Ауэзова состоит в том, что он первым в литературе Средней Азии исследовал полувековую жизнь целого народа широко и всесторонне, сумел раскрыть патриархально-нравственные вопросы казахского общества накануне ХХ века с удивительной для читателя силой художественности.

Эпопея «Путь Абая» — вершина казахской литературы. Известный казахский ученый К. Сатпаев характеризовал это произведение как роман о жизни и судьбе казахского народа второй половины XIX века. Если все книги эпопеи «Путь Абая» в своем единстве воссоздают полувековую жизнь казахского народа, то его каждая книга по развитию событий и по художественному строению отражает определенный этап духовно-нравственного совершенствования Абая.

Единство эпопеи достигается посредством общности идейной цели. Мухтар Ауэзов говорил об этом, что во всех четырех книгах основной идеей является борьба между новым, воплощенным в образе поэта Абая, и старым, воплощенным в образе одноглазого и злого Кунанбая. Кунанбай, ставший символом старого, впоследствии день ото дня превращается как бы в многих-многих «кунанбайчиков». Самый яркий представитель из них — Уразбай — в четвертой книге возглавляет заговоры, направленные против Абая.

Для создания романа-эпопеи автор готовился много лет, так как несмотря на то, что народ крепко любил и почитал Абая, о нем не осталось почти никаких фактических документов. Мухтар Ауэзов в юношестве встречался с некоторыми современниками великого казахского поэта, в частности с будущими героями его книг, женами Абая Дилдой и Айгерим, последней женой его отца Кунанбая — Нурганым, поэтом Кокпаем и др. Современником Абая Кунанбаева был и дед писателя Ауэз, близко знавший поэта а также поведавший внуку много интересных сведений, связанных с биографией казахского классика. Но основным источником все же послужили стихи поэта.

Основная тема эпопеи — путь казахского народа от тьмы, продолжающейся начиная со средних веков, к свету и процветанию. На страницах романа прослеживается философия, красота, разнообразная жизнь народа и образ его жизни, традиции и обычаи, поэтический талант, гостеприимство, справедливость — в общем, полувековая история народа во всем естественном, историческом развитии, вместе со всеми социальными передрягами.

Избрав главным героем романа реальную историческую личность, которая воплотила в себе особенности, присущие национальному характеру казахского народа, вокруг которого происходят основные события, связанные с жизнью народа, Мухтар Ауэзов, таким образом, показывает насколько тяжело и сложно протекал избранный казахским народом путь в поворотной точке исторического развития.

Образ Абая — один из сложнейших образов в казахской литературе. Великий поэт изображен в многосторонней связи с эпохой, с народом, со всеми слоями общества. Он находится в сильнейшем водовороте проблем того времени. Ауэзов мастерски изображает своего героя на протяжении всего романа. Подросток с нежной и ранимой душой, влюбленный юноша, глава семейства, учитель и наставник молодежи, друг народа и поэт-борец — это все Абай. Имеет особый смысл и то, что главным героем является творческая личность. За полвека Абай видел в своей жизни и радость и горе, испытал предательство и обман людей, потерял близких, достиг почета и славы среди народа. Однако он не смог стать другом со своим отцом, с которым враждовал и боролся долгое время.

Мухтар Ауэзов приступил к работе над эпопеей «Путь Абая» в середине 30-х годов ХХ века. Изучение эпопеи «Путь Абая» в историческом аспекте показывает, что автором была проделана огромная работа, определившая, безусловно, научно-познавательное значение этого произведения, явившегося для самого взыскательного читателя серьезным источником изучения прошлого Казахстана, воссозданного при всей исторической достоверности в ярких художественных образах.

Хронологически начало эпопеи относится к середине XIX века, когда в Среднем жузе была ликвидирована ханская власть, а вместе с ней произошло ущемление прав прежней правящей верхушки — султанов, считавшихся потомками Чингисхана. Эпопея «Путь Абая» дает возможность наглядно представить себе роль и значение господствующей верхушки феодально-родовой знати — наиболее влиятельных биев племени тобыкты: Кунанбая, представлявшего род иргиз-бай; Божея, влиятельного бия рода жигитек; Байсала, возглавлявшего крупный род котибак; Суюндика, стоявшего во главе рода бокенши, более бедного и малочисленного по сравнению с другими родами тобыкты; Каратая, главы рода кокше; Кулиншака — рода торгай.

Следует отметить, что названные бии родовых тобыкты как, впрочем, и подавляющее большинство других персонажей романа, — подлинные исторические личности. Их борьба с Кунанбаем за власть в племени тобыкты нашла свое отражение в архивных источниках.

Эпопея дает основание сделать вывод, что биями могли быть лишь представители феодально-родовой знати, зачастую их власть передавалась по наследству в рамках рода. Достаточно сказать, что предком Божея был бий жигитек Кенгирбай, а предком Кунанбая — бий Иргизбай, родоначальник иргизбаев.

Историзм эпопеи проявляется и в раскрытии отношения к женщине в романе «Путь Абая». В условиях патриархально-феодального быта, которые описываются в эпопее, права женщины были ограничены, совершенно исключалось ее участие в общественной и государственной деятельности. Нормами казахского обычного права были узаконены такие обычаи, как калым (имущественная сделка между родителями жениха и невесты), аменгерство, многоженство и пр. Глава патриархальной семьи властвовал над женами и детьми. На примере многих женских судеб в романе показано, как девушка, будучи объектом купли-продажи между ее отцом и будущим мужем или его родителями, нередко против воли выдавалась замуж в другой род, становилась жесир (девушкой, за которую уплачен калым) не только мужа, а всего его рода. Эти патриархально-родовые традиции сохранили свою силу и во время Абая.

Перед читателями эпопеи проходит целая галерея женских образов, искалеченных человеческих судеб, принесенных в жертву патриархально-феодальному семейному обычному праву. Это трагедии юного Абая и Тогжан, Коримбалы и Оралбая, Умитей и Амира и др. Касаясь семейно-брачного права, Ауэзов поднимает тему борьбы за равноправие женщины. За этими краткими сведениями Ауэзову, умевшему глубоко проникать в описываемую им эпоху, раскрывалась трагедия степной жизни, жестокие феодальные устои которой особенно тяжело отражались на бесправном положении женщины, подавляли стремления молодежи к свободному решению своей личной судьбы. Такие детали, безусловно, сознательно собирались автором, так как, будучи как бы подсмотренными в жизни той далекой эпохи, они придавали особую убедительность и историческую достоверность повествованию. Тяжелая женская доля в полигамной семье, соответствующей нормам обычного права и шариата, по которому допускалось иметь четырех законных жен, нашла яркое отражение в романе. Эпопея вводит в мир сложных взаимоотношений жен-соперниц. Так, во время ссоры жен Кунанбая — Улжан и Айгыз «казалось, два враждующих между собой аула готовились к бою». Однако наряду с этим в романе нашло отражение и глубоко почтительное отношение к женщине, если она была старейшей в феодальной верхушке рода. Таким всеобщим уважением в племени тобыкты, как уже отмечалось, пользовалась мать Кунанбая Зере.

Историческое значение эпопея «Путь Абая» проявляется также и в том, что она содержит богатый материал для изучения этнографии казахов второй половины XIX века. Из романа вытекает, что весь быт казахского дореволюционного аула был полностью подчинен пастбищно-кочевому скотоводству, как преобладающей отрасли хозяйствования. Ауэзов особенно красочно воссоздал народные обычаи, свадебные обряды, народные празднества, связанные с рождением ребенка, поэтические картины молодежи в лунные ночи с песнями у качелей, в которых так ярко проявлялись музыкальность народа, любовь к поэзии, его духовный облик. Эпопея дает представление о похоронном ритуале, верованиях казахов.

Величие и могущество автора романа в том, что эпопея «Путь Абая» проявляется как единый, целый ансамбль различных сцен. Эти сцены изображают глубокие слои жизни. Многие герои романа рождают представление о казахском народе, о его сложной судьбе, высоких нравственных и духовных качествах. Это крупное произведение охватывает особенности нескольких жанров романистики — психологический, семейно-бытовой, социальный, философский и другие. Масштабы и многогранность образов и панорам, большое разнообразие людей и разноликость происходящих событий оживляют со всей сложностью и разнообразием то время, когда жил и творил Абай. Здесь очень уместны слова Чингиза Айтматова о том, что Мухтар Ауэзов со своим талантом, знаниями, мастерскому владению словом умеет всё, то есть является универсалом. Это мастерство сочетается с простотой и своеобразием. Его великая эпопея «Абай», пьесы и рассказы, повести — наследие высочайшего уровня. Мухтар Ауэзов рассказывает обо всём широкомасштабно, в густых красках, от всего сердца. Мухтар Ауэзов — это такой мир прекрасного, без которого сегодня нельзя представить прошлое и настоящее с их противоречиями, изменениями, историзмом и значением.

В заключение хочется сказать, что в романе-эпопее есть важный поэтический символ, с которым Мухтар Ауэзов сравнивает главного героя. Этот символ — дерево Чинара, которое выросло на каменистой земле и превратилось в большое старое дерево, которое своей кроной, подпирая небесную высь, как бы вопрошает о судьбе своих ростков, о смысле долголетней жизни. Мухтар Ауэзов в одной из своих статей об Абае подчёркивал, что великий акын является могучим карагачем казахской литературы, и большинство поколений казахских писателей, сидя под тенью его кроны, нашли своё спасение. По нашему мнению, Мухтар Ауэзов тоже один из тех, кто сидел под тенью этого карагача, самый талантливый и оставшийся в памяти народа как биограф великого Абая.
Фазилова, К. Б. Историзм эпопеи Мухтара Ауэзова «Путь Абая» // Молодой ученый. — 2014. — №7. — С. 643 — 645.

Литература:

Ауэзов, М. О. Путь Абая: роман. Т. 1 / М. О. Ауэзов; пер. с каз. — Алма-Ата: Жазушы, 1972. — 735 с.

Ауэзов, М. О. Путь Абая: роман. Т. 2 / М. О. Ауэзов; Пер. с каз. — Алма-Ата:Жазушы, 1973. — 735 с.

Ауэзов, М. О. Путь Абая: роман-эпопея в 2-х т. Т. 1: Абай / М. О. Ауэзов; примеч.И. Дюсенбаева. — М.: Художественная литература, 1982. — 784 с.

Ауэзов, М. О. Путь Абая: роман-эпопея в 2-х т. Т. 1: Абай / М. О. Ауэзов; пер. с каз.; худож. Л. Ильина. — М.: Правда, 1987. — 751 с.

Ауэзов, М. О. Путь Абая: роман-эпопея в 2-х т. Т. 2: Путь Абая / М. О. Ауэзов; пер. с каз.; худож. Л. Ильина. — М.: Правда, 1987. — 768 с.

Ауэзов, М. О. Путь Абая: роман-эпопея. Кн. 1 / М. О. Ауэзов; пер. с каз. —  Алматы: Ана тілі, 1997. — 335 с.

Ауэзов, М. О. Путь Абая: роман-эпопея. Кн. 2 / М.О. Ауэзов; пер. с каз. —  Алматы: Ана тілі, 1997. — 350 с.

Ауэзов, М. О. Путь Абая: роман-эпопея. Кн. 3 / М. О. Ауэзов; пер. с каз. —  Алматы: Ана тілі, 1997. — 319 с.

Ауэзов, М. О. Путь Абая: роман-эпопея. Кн. 4 / М. О. Ауэзов; пер. с каз. —  Алматы: Ана тілі, 1997. — 360 с.

***

Ауезова, Л. М. Исторические основы эпопеи «Путь Абая» / Л. М. Ауезова. — Алма-Ата: Наука, 1969. — 315 с.

Ахметов, З. А. Роман-эпопея Мухтара Ауэзова / З. А. Ахметов. — Алматы: Санат, 1997. — 286 с.

Каракузова, Ж. К. Изучение эпопеи М. Ауэзова «Путь Абая» в русской школе: учебно-методическое издание / Ж. К. Каракузова. — А.-А.: Рауан, 1991. — 69 с.

Нуркатов, А. Мухтар Ауэзов: критико-биографический очерк / А. Нуркатов;    пер. с каз. Н. Ровенского. — Алматы, 1958. — 130 с.

***

Ананьева, С. Новая жизнь романа: [роман-эпопея М. Ауэзова «Путь Абая»] / С. Ананьева // Казахст. правда. — 2007. — 25 сент. — С. 8.

Анастасьев, Н. Третье свидание (к публикации нового перевода романа-эпопеи Мухтара Ауэзова) / Н. Анастасьев // Казахст. правда. — 2007. — 15 сент. — С. 6.

Бельгер, Г. О новом переводе роман-эпопеи «Путь Абая» / Г. Бельгер // Абай. — 2010. — № 1. — С. 62 — 78.

Болатова, Г. Пейзаж и его функции в романе-эпопее М. О. Ауэзова «Путь  Абая» и в русском художественном переводе / Г. Болатова // Қазақ тілі мен әдебиеті орыс мектебінде / Казахский язык. — 2010. — № 8. — С. 40 — 48.

Болатова, Г. Язык и стиль Ауэзова. О природе синтаксических конструкций и их соотнесенности со смыслом в сфере художественного перевода (на материале романа- эпопеи М. О. Ауэзова «Путь Абая») / Г. Болатова // Простор. — 2010. — № 6. — С. 163 — 167.

Жаксыгарина, М. Иллюстрации к роману «Путь Абая»: [художник Евгений

Сидоркин] / М. Жаксыгарина // Мысль. — 2011. — № 12. — С. 67 — 70.

Садыков, Х. Триумф и драма художника: [ещё раз о романе М. Ауэзова «Путь     Абая»] / Х. Садыков // Простор. — 2012. — № 2. — С. 157 — 166.

Саркеева, Г. И. Читательская конференция по роману М. Ауэзова «Путь Абая» /  Г. И. Саркеева // Мектептегі кітапхана / Библиотека в школе. — 2011. — № 4. — С. 3.

Уразаева, К. «Путь Абая» : актуально об актуальном / К. Уразаева // Простор. — 2017. — № 12. — С. 166 — 180.

Уюкбаева, М. «Путь Абая»: социальные проблемы: [социальные проблемы        степняков в романе «Путь Абая»] / М. Уюкбаева // Мысль. — 2018. — № 9. — С. 70 — 76.

Уюкбаева, М. Тема искусства в романе «Путь Абая» / М. Уюкбаева // Мысль. —   2019. — № 6. — С. 73 — 80.

Уюкбаева, М. Тема любви в романе «Путь Абая» / М. Уюкбаева // Мысль. —   2019. — № 11. — С. 76 — 86.

Уюкбаева, М. Человек и природа в романе «Путь Абая»: [роман-эпопея М.       Ауэзова «Путь Абая»] / М. Уюкбаева // Мысль. — 2019. — № 3. — С. 52 — 60.

Хочу остаться верным своей конечной цели..: [к 120-летию Мухтара Ауэзова:

стенограмма собрания писателей, посвященного обсуждению романа М. Ауэзова «Абай», 1, 2 и 3 книги «Путь Абая»] // Простор. — 2017. — № 9. — С. 3 — 22.

 

 Ануар Турлыбекович Алимжанов (1930 — 1993) родился 2 мая 1930 году, в ауле Карлыгаш, Талдыкорганской области. Советский и казахский писатель, известный публицист, общественный деятель.

С 1949 года по 1954 — обучался в Казахском Государственном университете в Алма-Ате.

В 1953 году вступил в КПСС. С 1991 года председатель«Социалистической партии Казахстана».

После окончания факультета журналистики работал собственным корреспондентом «Литературной газеты» (Москва) по Центральной Азии и Казахстану.

С 1963 по 1967 год работал главным редактором киностудии «Казахфильм». В 1968 году был приглашен собственным корреспондентом газеты «Правда» (Москва) по Казахстану. С 1969 года являлся главным редактором литературного еженедельника «Қазақ әдебиеті». С 1970 до 1979 года избирался первым секретарем Союза Писателей Казахстана. Одновременно в это же время, но по 1986 год, являлся секретарем правления Союза Писателей СССР.

С 1986 года избирался председателем Казахского Фонда культуры, председателем Совета Мира и Согласия Республики Казахстан. Депутат Верховного Совета Казахской ССР. Народный депутат Казахской ССР (1990-1993). Неоднократно избирался членом Президиума Верховного Совета Казахской ССР, делегат 24 и 25 съездов КПСС.

С 1959 года являлся заместителем председателя Советского комитета по связям с писателями Азии и Африки, являлся активным членом Афро-Азиатской Ассоциации писателей и Европейского сообщества культуры.

В 1981-1991 гг. председатель Казахского агентства охраны авторских прав.

В марте-октябре 1991 г. президент Ассоциации коммерческого телевидения и радиовещания Казахской ССР.

С 29 октября по 26 декабря 1991 года возглавлял Совет Республик Верховного Совета СССР.

В 1991 году был избран председателем «Социалистической партии Казахстана».

Умер 9 октября 1993 года. Похоронен в Алма-Ате.

 Поэтика повести «Возвращение учителя» А. Алимжанова по страницам критических статей Н. Ровенского.

Анализируя повесть А. Алимжанова «Воз­вращение учителя», Н. Ровенский подчеркивает мастерство автора в описании далекой эпохи, знакомой лишь специалистам, — X век, восточное средневековье: «А. Алимжанов бережно снимает с прошлого пеле­ну времени и вводит в литературу новый, необычайно яркий материал». Н. Ровенский больше склоняется к тому, что это роман, а не повесть, место действия которого города Центральной Азии и Ближнего Востока, который сочленяет три материка — Азию, Африку и Европу. Очень важно, что именно здесь «сложились древнейшие цивилизации, здесь широко выразился важнейший фактор прогресса — обмен информацией (знаниями, идеями, культурой), отбор и накопление ее». В этом интеллектуальном климате творил великий кипчак Абу-Наср Фараби.

Говоря о стиле романа, Н. Ровенский находит точное сравнение: роман пронизан ощущением по­стоянной тревоги и опасности, зыбкости и иллюзорности человеческого счастья. Над бездной и суе­той кровавых политических страстей А. Алимжанов поднимает величественную фигуру Фараби. Путь, избранный автором для его изображения, критик считает единственно приемлемым и плодо­творным: «Перед нами не отъединенный от жизни жрец науки, не безразличный странник, взираю­щий на мир с высоты холодных категорий перипатетической логики. Он глубоко укоренен в своем жестоком времени, он героически ищет истину, потому что видит вопиющую несправедливость до­рогого ему бытия. Судьба обрушила на него весь запас радостей и испытаний, полагавшихся интел­лигенту того времени. Он знал милости, но чаще жестокости владык, он любил дочь наместника ха­лифа и беседовал с выдающимися учеными и поэтами, он скрывался от преследований в каменистой степи, в черной низкой палатке бедуина и бросался со словами примирения в самое пекло схваток религиозных фанатиков, он создал книгу о Добродетельном городе и мечтал о справедливости вместе с «Братьями чистоты» и карматами. Он прошел через многие трагические события, был свидетелем ослепления его друга, великого поэта Рудаки, но не потерял высокого человеческого достоинства и мог сурово осадить надменного и полновластного султана».

Автор следует за своим героем «с почтительным тактом», передает самые тонкие его душевные состояния, печальные воспоминания о навсегда потерянной кипчакской родине. Это один из мотивов повествования. Второй заключается в воссоздании внутренней духовной жизни философа и наиболее значительных фактов его биографии: скитания в поисках истины, столкновения с властью во дворцах и темницах, любовь, встречи с карматами и т.д.

Критик солидарен с казахским писателем в том, что поиски истины и справедливости всегда бу­дут увлекать читателей, в какие бы времена они не происходили. Истину и справедливость выше всего ценил их последователь — критик вто­рой половины XX в. Н. Ровенский. А. Алимжанову же для подобных поисков в воспроизведенных им событиях тысячелетней давности требовались огромные знания и творческая дерзость.

Поиски истины для героя А. Алимжанова сопровождаются глубокими страданиями и душевными кризисами. Он пытается ответить на самый главный для себя вопрос: «Как жить в этом зыбком и жестоком мире?». Вопрос Н. Ровенским сформулирован точно, он проник в замысел А. Алимжанова. Писатель предлагает герою несколько решений: уйти под защиту палачей и сластолюбцев султана Саифа ат-Даулы и подобных ему или остаться одиноким, как слабый шаткий челнок в царстве лжи, коварства и зла, наивно полагая, что свободен. Есть вероятность жизненного выбора. Но ни первый, ни второй путь неприемлемы для главного героя. «Скорее всего, — пишет Н. Ровенский, — были пра­вы великие математики «Аль-Хорезми и аль-Даухари, использовавшие богатство и силу халифов для распространения и утверждения своих мудрых идей. Они знали, что служат не халифу, а времени и людям. Греки не зря придумали Прометея и обожествили его». Нет силы, которая смогла бы остановить полет мысли.

Поэтому Фараби у А. Алимжанова — «ищущий, страдающий, протестующий, живой, не лик, а личность, подвижник, провозгласивший торжество разума и мысли в эпоху, когда люди жили «без понятья о праве, о боге, как в тюремной ночи без свечи». Творчеству А. Алимжанова Н. Ровенский посвятил не одну статью, но именно в этой, с броским названием «Осуществленная дер­зость» он образно и лаконично, без пространных комментариев и отступлений, говорит о самом глав­ном — о пути исканий главного героя произведения, занявшего заметное место в творческом насле­дии казахского писателя.

Жанр романа (но не повести) определен критиком как интеллектуальный, причем в лучшем смысле слова, «ибо не может быть иным произведение, герой которого приходит к единственно вер­ному выводу о том, что «ни добро, ни разум сами не могут защитить себя от зла. Не бывает абстракт­ного разума, абстрактного добра, абстрактной любви. У них должны быть крепкие щиты и острые копья… Добро и разум должны уметь защищать себя!». Н. Ровенский приводит цитату Р. Роллана о том, что «нравственный закон един для всех нас и на все времена» и подчеркивает, как точно «стыкует» ценности прошлого с современностью А. Алимжанов, отчего роман приобретает ак­туальное значение.

От эволюции образа главного героя, проблем нравственного выбора, движения сюжета и жанра анализируемого произведения критик переходит к вопросам стиля. Всем его статьям присуща строй­ная композиционная выверенность. Стиль точно отвечает материалу и нравственному пафосу романа. Нет житейских, бытовых речений, высокий слог лишь изредка переходит в риторику и выспренность. В целом же слог романа восходит к «Шахнамэ» и «Тысячи и одной ночи». Так высоко оценивает стиль «Возвращения Учителя» А. Алимжанова Н. Ровенский.

Еще одну особенность обнаруживает критик. Это сочетание беллетризма и научной публици­стики: «Возможно, очерки о Пальмире, послужившей странствующему философу моделью для Доб­родетельного города, или об Отраре, городе самодовольной и тупой силы, поставщике наемников и палачей для всего Ближнего Востока, и не вписываются в систему видения и мышления Фараби. Но исторические эти пейзажи имеют, — по мнению Н. Ровенского, — самостоятельное значение и не противоречат общей атмосфере повествования».

Далее в статье отмечено стилевое многообразие произведения: «Страницы сосредоточенных, на­сыщенных страстным исканием социальной и нравственной истины раздумий, беседы ученых, поэтов и каллиграфов сменяются звенящими от напряжения сюжетными спиралями, когда герой входит в непосредственное и смертельное соприкосновение с тиранией, скажем, в бухарской темнице во время очередного переворота или на встрече поэтов и ученых во дворце повелителя северной Сирии Саифа ат-Даулы». Автор статьи резюмирует, что «поведение героев… овеяно жертвенностью, романтикой и риском». Что стоит за этим?

Последний абзац статьи «Осуществленная дерзость» дает ответ на самый важный вопрос. В этом ответе — ключ к пониманию всего творчества казахского прозаика А. Алимжанова, которого критик считал талантливым и многоопытным пахарем на ниве современной и особенно исторической прозы. Огромная исследовательская работа, живой интерес писателя к утраченным подробностям прошлого, личные впечатления во время поездок в арабские страны лежат в основе многих его произведений. Эту исследовательскую работу писательского ума высоко ценил русский критик Казахстана.

Когда Н. Ровенский пишет о своем друге и единомышленнике А. Алимжанове, стиль его статей становится образцовым. Широк круг интересов А. Алимжанова: современность, национально-освободительная борьба, кровавые драмы Востока X-XIV вв., борьба казахского народа с иноземны­ми захватчиками в XVIII в.

 

Литература:

 Алимжанов, А. Собрание сочинений в 5-ти т.: Т. 4: Возвращение учителя. Статьи, очерки / А. Алимжанов. – Алматы, 2013. – 351 с.

Алимжанов, А. Т. Возвращение учителя, или Повесть о скитаниях Абу Насра Мухаммеда ибн-Мухаммеда ибн-Тархана ибн-Узлаг аль-Фараби ат-Турки: роман / А. Т. Алимжанов. — Алматы: Санат, 1998. — 191 с.

***

Аль-Фараби // Ауэзов М. М.. Времен связующая нить / М. М. Ауэзов. – Алматы, 2017. – С. 293 – 297.

***

Ануар Алимжанов: Ответственность писателя: [к 80-летию со дня               рождения] // Простор. — 2010. — № 4. — С. 143 — 159.

Ауэзов, М. Времен связующая нить: [о творчестве писателя А. Алимжанова] / М.Ауэзов // Мысль. — 2018. — № 11. — С. 71 — 80.

Кабышулы, Г. И мир услышал степное эхо..: [к 80-летию со дня рождения        писателя, государственного и общественного деятеля Ануара Алимжанова] / Г. Кабышулы // Казахст. правда. — 2010. — 26 мая. — С. 7.

Кабышулы, Г. Писатель, публицист, борец: [Ануар Алимжанов] / Г. Кабышулы // Нива. — 2012. — № 9. — С. 81 — 91.

Сарсекеева, Н. Современная проза о поэте в литературе Казахстана / Н.       Сарсекеева // Мысль. — 2010. — № 7. — С. 66 — 71.


Электронный адрес: ibo.cbs@mail.ru

Наш сайт: cbspvl.kz

Наш адрес: г. Павлодар

ул. С. Торайгырова, 44 / 1

ГКУ “Централизованная библиотечная система города Павлодара»

Информационно-библиографический отдел

Тел.: 53-38-80

 2 

Обсуждение закрыто.